Официальный сайт журнала
О журналеГде найтиВсе номера

e-mail
карта сайта

Юрий Пащинский: Я купил абонемент в финалы (№6 (18) от 20 января 2008 года)

Юрий Пащинский: Я купил абонемент в финалы

 Вот уже в течение нескольких лет этот игрок является бессменным лидером рос-сийского спортивного бильярда и занимает четвертую позицию в официальном рей-тинге МКП и ЕКП. Заслуженный мастер спорта, Юрий Пащинский считает бильярд делом всей своей жизни. Накануне Нового года корреспондент «БМ» поговорил с луч-шим российским бильярдистом об игре, о жизни и о планах на будущее.

Юра, давай попробуем подвести итоги прошедшего года. На протяжении этого времени ты практически на всех соревнованиях входил в тройку призеров. Как тебе это удавалось?

– Да, действительно, мои достижения в прошлом году были весьма неплохие, даже если не брать во внимание коммерческие соревнования и чемпионаты России. Кстати, не только в 2007 году, но и перед этим. Вот смотри, в 2005 я стал чемпионом мира, в 2006 – обладателем золотого командного кубка мира, в конце года, когда защищал свой титул, я взял «бронзу». 2007 год принес мне серебряный командный кубок, потом третье место на чемпионате мира по «Динамичной пирамиде», а по «Свободной» – второе. Как сказал один мой друг, я купил абонемент в финалы. Стабильность очень хорошая, я считаю, несмотря на то, что мне не удалось подняться на верхнюю ступень пьедестала. Я уже выигрывал чемпионат мира, и поэтому, наверное, нет больше такой жесткой внутренней мотивации. Посмотри, сколько у нас игроков, и каждый мечтает стать чемпионом мира. У меня этих медалей уже девать некуда, разного достоинства, в том числе и «золото» чемпионата мира, пусть и другие смогут осуществить свою мечту.

– Как ты считаешь, почему не удается стать первым? Что мешает?

– Скорее всего, это мои внутренние качества мешают, я «не дожимаю» чуть-чуть. Я не могу успокоиться, хочу опять ощутить то, что пережил в 2005 в Алма-Ате, когда стал чемпионом мира. После чемпионата мира уже трудно выиграть что-то такое, что принесло бы тебе эйфорию. Но где-то в подсознании сидит это чувство желания повторить высший успех. Если я и в будущем так же буду играть, входя в тройку, это очень хорошо. Но оттого, что я в шаге-двух от высшего достижения останав- ливаюсь, внутренняя неудовлетворенность переходит на следующий турнир и опять мешает. Качеством своей игры я доволен. Чемпионат Европы – это, пожалуй, единственный турнир, где в финале Паламарь был действительно стопроцентно сильнее меня на тот момент. А вот в Киеве на чемпионате мира я проиграл Каныбеку Сагындыкову, в контровой и в финальной партии вел три шара и три раза разбивал кучу. При счете матча 6:6 я первый забиваю – ничего не становится. Второй забиваю чужого, разношу всю кучу, все шары раскатываются по полю, но бить нечего. Я забиваю сложный третий, подбиваю шары – опять ничего не становится. И уже нырнув на четвертый, я не забил и подставился. Каныбек на протяжении всего финала играл очень осторожно, не бросался, а при счете 4:4 в партии рискнул и забил хороших шаров, хотя на столе особо ничего не было. Что тут скажешь? Качество игры хорошее, а вот внутреннего настроя мне не хватает.

– Ты, кстати, многие встречи проигрываешь именно в контровых.

– Да, это так. Обязательно мне забивают с разбоя, и приходится вытаскивать из 7:0. Тем не менее – догоняю, до последнего шарика доходит борьба. Конечно, я рад тем результатам, которые есть, и буду стараться в 2008 году перевести, наконец, количество в качество. Никакого психологического зажима у меня нет, фраза «вечно второй» – не про меня точно, и дай бог, чтобы мне всегда выходить в полуфиналы и финалы. В прошедшем году я играл 25 крупных турниров, и только два из них не в финале. Это кубок мира по новой игре, «Комбинированной пирамиде», которую я не понимаю, никогда в нее не тренировался, моя игра – это «Классическая пирамида», «Пирамида свободная» и «Динамичная пирамида». Второй турнир – в Ханты-Мансийске, где проходили соревнования на приз «Российской газеты». Первую партию я выиграл у Паши Кузьмина, а вторую проиграл Алихану Каранееву. Наверное, к концу года накопилась уже усталость. Я 180 дней на турнирах провел, и уже просто выключился, никакой мотивации не было, ни материальной, хотя там призовой фонд был миллион рублей, ни моральной, поэтому спустил все на тормозах.

– Ты анализируешь свои проигрыши? Иными словами, что ты собираешься делать со своими контровыми партиями? Ведь твои болельщики ждут от тебя победы.

– Действительно, я пересмотрел свое мнение о финальных играх. Взять тот же Кубок Кремля, где я проиграл Кириллу Анищенко 5:3. Финал транслировал канал «Спорт». Мне хотелось показать красивую зрелищную игру. Кирилл начал играть от обороны, а я выбрал атаку и бросался на все что можно было. Проиграл, конечно, заслуженно, но это был коммерческий турнир, и я себе поставил задачу играть красиво, чтобы доставить удовольствие зрителям. Если взять другие соревнования, то и там я, выходя в финал, начинаю играть более зрелищно, более рискованно, менее аккуратно, чем в предварительных этапах. Вот ты едешь на турнир, много часов летишь на самолете, живешь в гостинице, это тяжелые переезды. И обидно проиграть в предварительных этапах. Смысл тогда всех этих поездок вообще? А вышел в финал, и уже как бы и не зря приехал, медаль уже есть, и играешь более рискованно.

– Мне кажется, тебе вообще свойственно это – доставлять удовольствие зрителю, и ты стараешься играть, не накатывая в одну лузу.

– Да, есть такая тема (улыбается). В любом случае – это моя фишка. Я могу доставить удовольствие зрителям, но иногда это бьет и по мне самому. Поэтому я решил строго распределять соревнования. Если это коммерция, то я могу даже пожертвовать результатом, чтобы порадовать болельщиков. А если это рейтинговое соревнование, то там игра жестко на результат.

– Юра, ты сказал, что 180 дней в году провел на турнирах. Это полгода, а ведь еще нужно тренироваться. На личную жизнь время остается?

– К счастью, остается. Я сейчас первое официальное заявление в прессу сделаю у вас – у меня в марте-апреле состоится свадьба. Дату мы точно еще не определили, но решение уже принято. Я уже более полугода готовлюсь к этому событию.

– Мы тебя поздравляем! И кто же эта счастливая девушка?

– Ее зовут Света. Мы встречаемся уже семь лет, давно друг друга знаем. Прожив год вместе, мы поняли, что созданы друг для друга. Мы хотим сделать не просто свадьбу, а пышную тусовку, где соберутся друзья-бильярдисты. Мне хочется, чтобы это был такой бильярдный бомонд. Человек на сто пятьдесят–двести. Если получится, то, я думаю, будет здорово. Поэтому личная жизнь, конечно, есть: это моя любимая девушка, мама, братик. Я человек не тусовочный, домашний, приезжая с турниров, я люблю проводить время со своими родственниками.

– Как Светлана относится к твоей жизни вне дома?

– Она понимает, что я всегда буду в разъездах, что очень мало буду дома. Когда меня нет, она живет или со своей, или с моей мамой, они нормально общаются. По-моему, в таких отношениях есть даже какой-то плюс. Видеться каждый день – мне кажется, это отпечаток на отношения накладывает, какая-то усталость появляется, напряжение, а так – хочешь не хочешь, а постоянная разлука, постоянные расставания с любимым человеком только подогревают чувства.

– Твоя девушка играет в бильярд?

– Нет, абсолютно не играет, но наше знакомство с ней началось с того, что я привел ее в бильярдную, стал ей ставить стойку, показывать, как и что… Она совершенно не играет в бильярд, но очень хорошо в нем разбирается, смотрит все трансляции, читает все журналы, знает всех игроков по фамилии. Она очень переживает за меня, и для нее я, конечно же, самый лучший, самый сильный бильярдист. Она мне собирает чемодан, гладит рубашки, то, как я выгляжу, ее заслуга. Сейчас у меня все мысли о предстоящей свадьбе, это действительно такие серьезные хлопоты. Считаю, что такое событие должно быть один раз в жизни и должно быть сделано хорошо и шикарно...

– … опять же, чтобы доставить удовольствие не только себе, но и окружающим.

– Да, это так (смеется). У меня даже мысль такая была, что если уж все у меня соберутся, может, турнир какой-то провести? Чтобы не зря все в Москву ехали… Но, к сожалению, моя будущая жена меня не поддержала (смеется). Параллельно я еще занимаюсь английским, у меня очень хороший преподаватель, и вот уже год я учу язык. Мы занимаемся со Светой вместе, и, когда я уезжаю, она берет для меня задания и со мной их потом отрабатывает.

– Давай заглянем в будущее… Ты женился, у тебя родились дети, они выросли… Будешь их учить бильярду?

– Если родится девочка, я ее не отдам в бильярд. Для девочки я бы выбрал шоу-бизнес. Посмотрим, конечно, как с внешностью будет, но, думаю, с этим будет все нормально (смеется). А если мальчик, то почему бы и нет? У меня вот сейчас брату 10 лет, я ему подарил кий, сделал который Андрей Большаков, специально под его рост, двухколенный кий, на- стоящий, из палисандра. Братишка «как крутой» заходит в бильярдную с чехлом, скручивает кий, мелит, начинает играть и довольно сильно разбивает пирамиду – он играет в пул. Поэтому, если будет мальчик, я обязательно попробую приобщить его к бильярду, но ни в коем случае не буду заставлять. Я думаю, что мой сын должен быть очень азартным, потому что у меня отец был безумно азартным, он обожал играть в бильярд, в карты, в лотерею «Спорт-лото». К сожалению, его уже нет, он в тридцать лет умер от рака, но у меня сохранился талмуд такой, где на протяжении пяти лет каждый розыгрыш записан, – он все высчитывал, думал, что есть какая-то комбинация… Такой вот он был азартный, и я в него. Азарт – это у нас родовая черта, так что вполне возможно, что и сын у меня такой же получится. Поживем – увидим. На данный момент, я думаю, все у меня складывается хорошо. Я доволен жизнью.

Беседовала Ирина ПОЛЕВАЯ

Добавить комментарий       Вернуться к анонсам статей