Официальный сайт журнала
О журналеГде найтиВсе номера

e-mail
карта сайта

Анна Мажирина: мой самый принципиальный соперник – я сама (№2(29)2013 от 10 декабря 2013 года)

 Анна Мажирина:  мой самый принципиальный соперник – я сама

 

Имя Анны Мажириной вписано в историю российского спорта золотыми буквами: первая в истории дважды чемпионка мира по пирамиде, первая бильярдистка, ставшая заслуженным мастером спорта. Сегодня Анна рассказывает нашим читателям о том, что происходит в ее жизни сейчас.
 
- Анна, вы начали играть в бильярд с возраста 14 лет, это поздно для начала или нормальный возраст?

– Когда я начинала, женский русский бильярд был еще не настолько развит, как сейчас. Поэтому тогда это был нормальный возраст. С тех пор женщины в России стали играть го- раздо лучше и, конечно, начинать тренироваться следует раньше. Хотя талант, трудолюбие и желание играть в любом возрасте могут пробить дорогу к успеху.

- Как развивалась ваша карьера? Какие первые достижения были? Что наиболее значимое и запоминающееся?

– Моя карьера развивалась достаточно успешно. Первые победы пришли буквально через несколько месяцев тренировок. Я стала побеждать на чемпионатах Москвы, а в 18 лет впервые выиграла чемпионат России. После этого я практически не знала поражений, выигрывала все турниры, которые на тот момент проводились среди женщин. Дважды была победительницей чемпионата Европы. Потом выиграла первый чемпионат мира среди женщин, который про- водился в Казахстане, в Алма-Ате, повторила успех в следующем году в Финляндии. На тот момент мне уже присвоили звание заслуженного мастера спорта, впервые в отечественном бильярде. Еще в команде с Юрием Пащинским и Пашей Кузьминым выигрывала Кубок мира. Самыми значимыми для меня были первые победы в русском бильярде. Хорошо помню свой первый турнир среди девушек, в котором участвовала… Отзанимавшись от силы месяц, я и не надеялась тогда выиграть. Но оказалось, что этого месяца мне хватило, чтоб занять первое место. Вместо кубка мне подарили тогда так называемое дерево счастья. Так это «счастье» в бильярде со мной и остается…

- Первым видом был русский бильярд?

– Да.

- После побед на чемпионатах Европы и мира вы решили перейти в снукер, это связано с тем, что все выиграли и захотелось новых побед?

– Именно так. На тот момент я уже понимала, что если буду продолжать играть в русский бильярд, то буду сто- ять на месте. Конечно, можно было бы повышать уровень игры и дальше. Но принципиально это бы ничего не изменило. А хотелось развития, новых, более высоких достижений. Ведь не секрет, что в русский бильярд играет далеко не весь мир. Другое дело снукер. Эта разновидность бильярда меня всегда привлекала. Я участвовала во всех снукерных турнирах, проводившихся тогда в России. И когда появился Сергей Анатольевич Рябинин, который начал развивать это направление в рамках ФБСР, и предложил мне серьезно этим заняться, я, долго не раздумывая, согласилась. Конечно, это было не простое решение – уйти оттуда, где я была номером один. Но сейчас я понимаю, что оно было абсолютно верным. Я открыла для себя новый мир. Познакомилась со снукером изнутри. Приобрела множество знаний, поскольку тренировалась с лучшими тренерами – Терри Гриффитсом, Дереком Хиллом... Благодаря снукеру я побывала во многих странах мира, мне доводилось общаться с такими известными снукеристами, как Джон Хиггинс, Марк Селби, Динг Джуньху, Марк Аллен, Мэттью Стивенс, Майкл Уайт и другими. Это очень любопытный опыт. Мое видение бильярда кардинально изменилось. Но, к сожалению, с женским снукером в мире дела обстоят далеко не так хорошо, как с мужским. Проводится мало соревнований, да и не так много женщин играют в снукер на высоком уровне. Поэтому, протренировавшись три года и добившись определенных успехов (дважды была серебряным призером чемпионатов Европы и неоднократной победительницей чемпионатов России), я поняла, что мне не хватает как турниров, так и хороших спаррингов. Было очень непросто тренироваться практически в одиночестве здесь, в России, никто не может подсказать, посоветовать, играть тоже особо не с кем… Сейчас, правда, появляется все больше игроков, которые неплохо понимают снукер, но в целом эта игра в России пока еще на начальном этапе своего развития.

- Потом последовала смена направления на пул? Расскажите про этот этап в жизни, пожалуйста?

– Да, получилось так, что из-за нехватки соревнований по снукеру я стала поигрывать в пул. И когда заняла призовое место на чемпионате России, получила путевку на чемпионат Европы по пулу. А он как раз проходил в одни сроки с чемпионатом Европы по снукеру. И я выбрала первое. С тех пор и началась моя история в пуле. Она оказалась совсем непростой, как в русском бильярде, и не такой скоротечной, как в снукере.

- Вы являетесь, наверное, единственным игроком в мире, который добился высочайших результатов в русском бильярде, снукере, пуле... Как вам это удалось?

– О, на это повлияло много факторов. В моей бильярдной карьере мне помогало очень много людей. Среди них хочу назвать своих близких и родителей – маму и папу, своих тренеров – Георгия Митасова и Радимира Нуреева, руководителей бильярдных организаций и других функционеров – В. П. Никифорова (прим. бывший вице-президент ФБСР), Е. Б. Иванова (прим. президент МКБС), Сергея Рябинина (прим. вице-президент ФБСР), Льва Ярославцева (прим. вице-президент ФБСР) и многих других людей. Все они тем или иным образом по- способствовали всем моим успехам. За счет МКБС и ФБСР я имею возможность выезжать на различные турниры по всему миру. Вот таким образом мне все это и удалось. Плюс, конечно, мои собственные усилия на тренировках.

- Является ли причиной этого хорошая школа русского бильярда?

– Скорее нет, чем да.

- Кто для вас за все годы игры стал самым принципиальным соперником? Возможно, в каждом виде разные?

– За все эти годы самым принципиальным соперником для себя стала я сама. Преодолевать собственные со- мнения и неудачи гораздо сложнее, чем обыгрывать кого бы то ни было. Хотя, конечно, были те игроки, с которыми я играла в принципиальную игру. В русском бильярде это была Ксения Кислова (сейчас Лукьяненко), в снукере я особенно боролась с Вэнди Янс. Ну и, конечно, в пуле самым принципиальным соперником для меня пока является Жасмин Оушен.

– Было ли желание сыграть против мужчин? Или это удалось уже?
– Для меня всегда было интересно бороться с мужчинами. Конечно, я много раз играла на соревнованиях с ними. Это не были чемпионаты Европы и мира, потому что эти турниры проводятся раздельно во всех разновидностях бильярда. Но вот чемпионат России по снукеру среди мужчин я выигрывала. Кроме того, мне удалось сыграть в полуофициальном турнире, в котором участвовали мужчины – величайшие звезды снукера – Джон Хиггинс, Марк Селби, Динг Джуньху. В русском бильярде я не раз была победительницей открытых коммерческих турниров, где принимали участие сильнейшие на тот момент игроки. Помнится, я выигрывала турнир, где среди 80 мужчин было только две женщины, включая меня. Тогда никто не мог поверить, что мне это удалось. Финал привлек очень много зрителей. Что касается пула, то я несколько лет ездила на мужские Евротуры, но больших успехов там не было.

- С кем-нибудь из мира бильярда близки в жизни? Дружите?
– Ну как вам сказать… Для меня понятие дружбы очень важное. Своими самыми близкими друзьями я считаю всего несколько человек, среди которых главный друг – мама. А вот общаюсь я со многими. Кто-то ближе, кто-то дальше. С кем-то я близко общалась раньше, но теперь практически не общаюсь. Среди старых добрых товарищей – Юрий Пащинский, Константин Степанов, Антон Рябинин, Ксения Кислова.
 
- Всем известно, что бильярд не самый простой вид спорта, бывали ли у вас какие-нибудь непростые ситуации в спорте? Скандалы?
– Ситуаций, конечно, было много разных. Например, на чемпионате Европы по снукеру одна из участвовавших в нем спортсменок из другой страны написала на меня жалобу руководству европейской федерации о том, что «во время игры у меня задирается рубашка, и все видят мою голую спину. Все стали об этом говорить, и меня чуть ли не пытались дисквалифицировать. Но это, скорее, просто забавная ситуация. Однажды меня пыталась спровоцировать одна российская пулистка, высказывая свое мнение во время игры на чемпионате России по поводу того, что ей что-то не нравится. Я терпела какое-то время, но потом достаточно жестко ей все объяснила. После этого она ко мне не лезла. Так что в целом я не помню, чтобы было что-то серьезное. Скандалы – это, верное, не про меня. Я пока ни с кем на турнирах не дралась (смеется).
 
- Многим любителям бильярда интересно и то, как вы устраиваете личную жизнь и семью? Хватает ли на нее времени? Или все время отдаете тренировкам?
– Времени на нее хватает. Потому что для меня личная жизнь все-таки важнее бильярда. А вот ее подробности я обсуждать не буду, потому что она на то и личная. Скажу только, что у меня прекрасная семья – мама, папа, сестра, племянники, которые, кстати, уже тоже играют в бильярд, и не- сколько близких людей, с которыми я тесно общаюсь.
 
- Есть ли у вас какой-то талисман, ритуал? Вы вообще суеверный спортсмен?
– Ни ритуалов, ни талисманов у меня нет. Я не суеверный спортсмен, хотя иногда обращаю внимание на приметы. Могу их расценивать как какие-то знаки.
 
- Ну и какие дальнейшие планы?
– Продолжать играть и выигрывать. В ближайшем будущем – Евротур в Швеции и чемпионат мира в Китае.

 

Сергей Карапетов
 

 

 

Добавить комментарий       Вернуться к анонсам статей